Архивная версия статьи, 2002 год (без графики и таблиц)

  Древняя металлургическая терминология

   Мы познакомились со способами производства металлов, организацией и особенностями металлургии железа у некоторых народов эпохи Древнего мира. К концу этого периода развития цивилизации в значительной мере сложилась система металлургических терминов. При этом одни слова практически не изменились до наших дней, другие претерпели существенные изменения и формы, и содержания, и лишь при помощи этимологического* анализа возможно восстановление их исторического корня (значения). О наиболее интересных терминах и самых неожиданных их значениях мы расскажем вам в этой статье. Как железо стало «железом»? Применительно к металлургии железа учеными-лингвистами был сделан вывод о том, что древнейшим языком, из которого началось «движение» термина, обозначавшего железо, в другие языки, был язык хатти. Хатти, а следом за ними и хетты, называли железо «хапалки» (более поздняя форма — «хавалки»). По современным представлениям, это слово, трансформируясь и видоизменяясь, проникло затем в большинство языков Азии и Европы. В древнегреческий язык попало две формы этого слова. Наиболее ранняя из них — «халькос», обозначавшая собственно металл (сталь или медь). Затем она стала использоваться для обозначения меди и ее минералов, а также послужила основой для слова кузнец — «халкеус». Древние греки, относившиеся к металлургам с большим уважением, ежегодно устраивали специальный праздник в честь бога-кузнеца Гефеста, который получил название «халкин». «Халипс» — более поздняя форма, которая стала обозначать сталь. Именно этим словом называет сплав железа в своих произведениях Эсхил. Отсюда же происходит и часто упоминаемое в греческих мифах название легендарного народа «железоделателей» — халиберов. (Они, по преданию, обитали на черноморском побережье Малой Азии и передали древним грекам секреты металлургического мастерства.) Кроме того, в древнегреческом языке существовало слово «сидерос», что в переводе значит «звездный металл», или железо космического происхождения. Итак, корень слова «хапалки» — «пал». Ассирийцы, захватившие после распада хеттского государства не только значительную часть его территории, но и технологию производства железа и стали, переняли также и металлургический термин. По-ассирийски железо стало звучать как «парциллу». Практически без изменений это слово перешло и в финикийский язык — «парциллум». Финикийцы были прекрасными мореплавателями, вели обширную торговлю по всему Средиземноморью, основали множество колоний, где, в частности, развивалось и металлургическое производство. По существующей в настоящее время теории, от финикийцев термин «парциллум» перешел к этрускам в форме «ферсом», а затем вошел и в латинский язык в виде «феррум». Именно так теперь и называется железо, когда о нем говорят как о химическом элементе. Термин «феррум» широко использовался в Средневековье и в алхимической литературе, однако алхимики не ограничивались только им. Для обозначения железа они использовали такие названия, как iris, sarsar, phaulec, minera. Наиболее распространенным было название металла, соответствующее его планете, — «марс». Однако и оно прижилось не сразу: некоторыми алхимиками в раннем Средневековье для обозначения железа применялось название «чужой» планеты — «меркурий». (Надо отметить, что в древнегреческом языке существовал еще один термин, непосредственно связанный с металлургическим производством. Древние греки обозначали искусство работы с расплавленным металлом словом «химиа». Возможно, именно это слово, распространенное в эпоху эллинизма на всем Ближнем Востоке, послужило прообразом термина «химия»** , который стал использоваться для обозначения всей совокупности естественно-научных знаний в начале новой эры. А слово «алхимия» появилось у арабов в эпоху раннего Средневековья.) Нет ничего удивительного в том, что термин, использовавшийся для обозначения железа, с переходом в другой язык стал обозначать медь. Просто в древних языках не существовало термина «металл» в современном его понимании, а слова, которые теперь переводятся как «железо» или «медь», в древности означали «камень» (минерал), «руда», «продукт плавки». Осознание металла как вещественной формы, которой присущи определенные металлические свойства, произошло лишь в середине 1-го тысячелетия до н. э., т. е. с наступлением латенского периода железного века. Этому достижению научной мысли человечество обязано греческой философии, благодаря которой в современные языки вошли термины «металл», «металлургия» и их производные. В современном английском и немецком языках для обозначения железа применяются слова, восходящие к кельтскому термину «изарн» (изарнон). В кельтском языке много слов с корнем «изар». Он часто встречается в названиях рек, например, Изарно, Изаркос, Изарак. Слово «изара» означало «крепкий», «сильный». Предполагается, что в немецкий язык кельтское isarn попало в результате постепенной трансформации через древнегерманское eisarn в современное eisen. В Англии в эпоху Средневековья в употреблении были несколько слов, обозначавших железо и созвучных кельтскому прообразу: isern, isen и iren. Современное iron стало общеупотребительным в середине XVII в. О происхождении славянских слов, обозначающих железо, существует несколько версий, но наибольшее распространение получили две из них. Известна точка зрения, отстаиваемая многими немецкими филологами, согласно которой русское слово «железо» происходит от санскритского «жальжа», имеющего в основе уже упомянутый выше хаттский корень «пал». Согласно другой теории, слова, обозначающие железо во всех языках славяно-балтийской группы, происходят от корня «лез», или «рез», и связаны с функциональным назначением металла, употреблявшегося для изготовления лезвий и режущих предметов. Таковы, например, польское zelazo, чешское zelezo, литовское gelesis, южно-славянское «зализо». Сторонники функционального признака в словообразовании славянских и балтийских терминов указывают на то, что подобная практика обозначения металла имела место и в древнейшей истории. Например, в латинском языке наряду с «феррум» использовался термин acies, буквально обозначавший лезвие или острие, но означавший также и сталь. Свинец, олово, сурьма — один и тот же металл? «Недоразумения» с названиями металлов продолжали существовать не только в эпоху Древнего мира, но и в Средневековье. Например, большинство древних народов считали свинец, олово и сурьму одним и тем же металлом, только с разной степенью чистоты. Римляне называли свинец «плюмбум нигрум», а олово — «плюмбум альбум», т. е. один и тот же металл, только черного или белого цветов. Проблема идентификации свинца обнаруживает себя и в славянских языках. Так, в старину на Руси свинец называли оловом, что нашло отражение в поговорке «слово–олово». И лишь позднее за свинцом закрепилось название, произошедшее от технологии его разливки: «свинкой» называли товарные слитки металла. А в украинском языке до сих пор существует слово «оливец», или карандаш, хотя раньше писали не оловянными, а свинцовыми стержнями. Свинцовые штифты (нем. — «блайштифт») широко использовались для письма еще в античности, поэтому древние греки дали свинцу название «молюбдос», что значит «пригодный для письма». Свинцовую руду греки называли молибденой, но часто путали сульфиды свинца (галенит) и молибдена. А в 1778 г. выдающийся шведский химик Карл Вильгельм Шееле выделил из минерала молибденита новый химический элемент, который получил впоследствии древнегреческое название свинца — молибден. Руда и продукты плавки Исходный материал для металлургического производства в древности назывался так же, как и в настоящее время, — «рудой». В древнерусском языке это слово обозначало одновременно и кровь, и рудные минералы («кровь земли»), а прилагательное «рудый» было синонимом красного или рыжего цветов. Таким образом, под «кровью земли» подразумевались, прежде всего, минералы железа. Именно они — болотные железные руды красно-коричневых оттенков — были наиболее распространены в лесной полосе Среднерусской возвышенности, где обитали наши предки. Божеством, покровительствовавшим рудам и помогавшим древним рудознатцам, был крылатый пес Семаргл. Продуктами плавки железной руды в древних славянских сыродутных горнах были сплавы железа разного качества. В летописях чаще всего упоминаются «оцел» и «харалуг»* . Под оцелом понималась сталь высокого качества, прошедшая длительную термическую обработку. Это слово обычно употреблялось с прилагательными «трьпенный» (стойкий, терпеливый) и «каленый». Известна даже старорусская поговорка: «пещь искушает оцел во каление», что буквально означает «печь испытывает сталь огнем». Харалуг был сталью самого высокого качества. Из него изготавливались, прежде всего, предметы наступательного вооружения: мечи, наконечники копий и стрел. Прилагательное «харалужный» пять раз используется в «Слове о полку Игореве» для характеристики качества русских мечей и копий. Из текста произведения следует, что, кроме основного смыслового значения слова «стальной», прилагательное обозначало также цвет изделия — «яркий», «сверкающий», «пламенный». При изготовлении харалуга применялись специальные способы закалки металла: «в буести закалена». Это значит, что закалку проводили на ветру. Металлургическая терминология древних славян Ветер и воздух играли ключевую роль в технологии металлургического производства древних народов, и наши предки, конечно, не были исключением. Именно подача в горн дутья была наиболее трудоемкой операцией при экстракции железа из руды. Дутье по-древнерусски произносилось как «дмение», отсюда и прилагательное «надменный», т. е. «надутый». От этого же корня происходят глагол «дмать» (дуть) и название самого металлургического агрегата «домна» или «домница» (дутьевая печь). Даниил Заточник, автор самого старого из известных русских описаний технологии производства железа, так оценивал роль воздушного дутья: «не огнь творит разжение железу, но надмение мешное». Он же, характеризуя трудоемкость процесса плавки, писал: «Лучше бы ми железо варити, ни (нежели) со злою женою быти». Главным покровителем русских кузнецов считался бог Сварог, один из пяти верховных божеств Киевской Руси. Сварог (а его помощником и подчиненным являлся Семаргл) был богом неба, огня и воздушной стихии, от него зависело движение «соков» и «крови» в земле, т. е. появление побегов растений и проявление жил и руд металлов. Поэтому считалось, что металлург-кузнец мог не только выковать меч или плуг, но и врачевать болезни, отгонять нечистую силу, ворожить и даже устраивать свадьбы. У многих славянских племен существовала легенда о том, что бог Сварог послал людям на землю кузнечные клещи, «и нача ковати оружие, преже бо того палицами и камением бивахуся» (Шахматов А. А. «Повесть временных лет»). Именно с помощью кузнечных клещей в известном эпическом произведении легендарный кузнец Михайло Поток (по другой версии — Козьмодемьян) побеждает Змея-Горыныча. Таким образом, у древних славян было много причин, чтобы уважительно называть металлургов Сварожичами, т. е. верными помощниками небесного божества. Имя Сварог часто присваивалось наиболее умелым и талантливым кузнецам. Отсюда берет свое происхождение глагол «сварганить», что значит мастерски изготовить металлическое изделие, или вообще хорошо сделать какое-либо сложное дело. Интересно происхождение и других славянских металлургических терминов. Например, термин «кузнец» в древности не имел отношения к процессу ковки металла. Он происходит от слова «кузнь», которым обозначалось металлическое изделие вообще, и, прежде всего, ювелирное, драгоценное изделие. В средневековых русских летописях слово «кузнь» всегда употребляется с эпитетами «драгоценная», «многоценная». Однокоренным этому слову является слово «козни», а «строить козни» означало изготавливать из металла сложные замысловатые изделия. По-видимому, в современном понимании слова «кузнец» и «кузница» стали использоваться в русском языке не раньше XV в. Слова «ковка», «ковать», «коваль», связанные с процессом термомеханической обработки металла, имеют достаточно позднее происхождение. В их основе лежит корень «ков», от которого происходит слово «коварство», ранее означавшее мудрость, умение, замысловатость и не имевшее негативных смысловых оттенков. Поэтому встречающееся в летописях словосочетание «коварные златокузнецы» нужно понимать как «умелые ювелиры», а глагол «ковать» ранее означал «изготовление чего-либо из металла с помощью умения, навыков и т. п.». Именно от этого глагола произошло множество слов, обозначавших и мастера, и его инструменты, и продукцию: ковач, наковальня, ковадло (кувалда, молот), подкова, ковчег (металлический ящик) и др. Как же называли мастера-металлурга, работавшего с железом, древние славяне? По наиболее распространенной в настоящее время версии это слово звучало как «крыч» или «хрыч». Однокоренными являются слова «крица», т. е. кусок свежевосстановленного железа, требующего термомеханической обработки, «корчиница» — кузница, «мех корчин» — кузнечный мех. От этого старославянского слова происходит название нескольких русских городов. Корчев, или «город металлургов» (так назывались древние города на Днепре, Оке, Волге), а в настоящее время наиболее известным является город Керчь (также бывший Корчев), который расположен рядом с крупным месторождением железной руды. Таким образом, для древнерусского металлурга выражение «старый хрыч» означало бы «мудрый (опытный) кузнец». * * * Отметим, что славянская средневековая традиция отношения к металлургам существенно отличается от западноевропейской, для которой характерно отождествление металлургических знаний с темными силами природы. В Германии и Италии, странах-лидерах в производстве железа, в эпоху Средневековья и вплоть до середины XVI в. крицу называли «люппе» (лат. Lupus, итал. Lupo, нем. Luppe, франц. Loup) — «волчья голова». Считалось, что кузнецы умеют превращаться в волков, поэтому при приеме молодых подмастерьев в металлургические цеха с них брали клятву о том, что они не будут становиться оборотнями. П. И. Черноусов, кандидат технических наук, доцент МИСиС * Этимология — раздел языкознания, занимающийся первоначальной словообразовательной структурой слова и выявлением элементов его древнего значения. ** Согласно другой версии, слово «химия» могло произойти от египетского «хеми», что означало «черная земля». В этом случае термин «химия» можно понимать как «египетская наука». По мнению первого известного алхимика Зосимы Панополитанского, в сочинениях которого употребляется это слово для обозначения определенной суммы знаний, термин происходит от имени легендарного основателя алхимического учения Гермеса Трисмегиста (Трижды Мудрого). Существуют и другие версии происхождения этого термина. * Некоторые специалисты считают термин «харалуг» заимствованием из тюркского языка, в котором существует выражение «кара-лыг», что значит «черный цветок».

 Важно:
  ДЛЯ ОБМЕНА КНОПКАМИ - возьмите наш код, поставьте его на Ваш сайт и добавьте Ваш ресурс ЗДЕСЬ

Код кнопки:


Главная | Рубрикатор | Размещение рекламы | Рекламные агентства | Обзор выставок
Строчная реклама | Рынок металлов | Статьи и анонсы | Адреса фирм из статей
Содержание справочника ЛКМ | Анкета для посетителей | Доска объявлений | Страница ссылок