Архивная версия статьи, 2003 год (без графики и таблиц)

  Поташ. Краткая история развития производства.

Еще в глубокой древности человек стал использовать для своих нужд некоторые широко распространенные природные соли. По мере развития производства и технологий постепенно стали применяться искусственные продукты, получаемые путем переработки естественных природных солей и минералов. Методы их переработки вначале были достаточно примитивны, но они совершенствовались по мере развития культуры. Ассортимент солей, используемых для достижения самых разных целей, непрерывно расширялся, но сода и поташ в структуре промышленного потребления химических веществ всегда играли и продолжают играть очень важную роль. Об этих важнейших минеральных солях и пойдет речь в ближайших публикациях рубрики. История поташного производства представляет огромный интерес не только потому, что наряду с химической переработкой дерева (смолокурением) оно является старейшим производством в России, но и еще потому, что по масштабам производства этого продукта наша страна в отдельные исторические периоды занимала первое место в мире. Русские «доморощенные химики» во времена, когда еще не существовало этой науки, прекрасно справлялись с технологией производства и на примитивном оборудовании вырабатывали значительные по тому времени количества поташа, который ввиду своего хорошего качества высоко ценился на мировом рынке. Получение поташа — старейшее химическое производство Поташ — техническое название углекислого калия (K2CO3). Его используют в производстве некоторых солей и фармацевтических препаратов. Поташ всегда широко применяли для изготовления ценных сортов стекла; для получения жидкого мыла; для синтеза ряда химических веществ, например, жидкой и твердой двуокиси углерода; в красильном производстве и т. д. Уже в наше время поташ стали использовать в строительном деле в качестве морозозащитной добавки в растворы и бетоны. И в этом качестве он показал ряд преимуществ перед другими солями, главное из которых заключается в том, что поташ не вызывает коррозии, образования высолов и т. п. Способ получения этого продукта из золы был известен еще в Древней Греции и Риме. В то время его применяли в основном для стирки. В воде эта соль создает щелочную среду, что способствует гидролизу жиров, загрязняющих ткань: продукты гидролиза легче, чем сам жир, удаляются с волокон водой. В связи с тем, что при растворении в воде поташ дает щелочную реакцию, его на протяжении длительного времени относили к химическому классу щелочей. До начала XIX в. в этот класс включали как едкие щелочи (KOH и NaOH), так и соду (Na2CO3). Причем достаточно долго поташ и соду практически не различали, именуя их «алкалическими или щелочными солями». Химическое различие между этими веществами было со всей определенностью установлено лишь в XVIII — начале XIX вв. В 1759 г. Андреас Маргграф* впервые идентифицировал их как минеральную (сода) и растительную (поташ) щелочь. А в 1807 г. английский химик Гэмфри Дэви сумел установить их сложный состав, выделив при помощи электролитического разложения этих солей натрий и калий. Лишь после исследований Дэви стало ясно, что поташ — это углекислая соль калия. Поташные производства в Европе Первые упоминания о поташных производствах в Европе относятся к XIV в. Главными поставщиками поташа были богатые лесом страны Северо-Восточной Европы — Германия и Скандинавия, а основным потребителем — фландрская суконная промышленность. Уже в 1360 г. близ города Брюгге имелся немецкий склад золы, составлявший важный предмет торговли Ганзейского союза. Перевалочными пунктами были сначала Гамбург и Любек, а с конца XIV в. ведущую роль в этом деле играл Данциг, отправлявший золу даже в Шотландию. Правда, торговцев интересовала не столько сырая древесная зола, сколько поташ, но его производили лишь в самом Данциге, и то в небольших количествах. Известно, что в XV в. город производил в год лишь около 6–7 тыс. бочек чистого поташа и около 24–26 тыс. бочек необработанной золы. Особый интерес к поташу был у мыловаров, которые приобретали продукт только самого высокого качества. В XV–XVI вв. на европейскую арену выходит еще один крупнейший потребитель поташа и древесной золы — Голландия. Торговое могущество этой страны в те годы росло очень быстро. Только амстердамские мыловаренные производства потребляли тогда в год около 24 тыс. бочек поташа. А потребность красильных предприятий в Утрехте и Гельдерне составляла 12 тыс. бочек в год. Россия — страна поташа В Средние века значительную роль в обеспечении потребностей европейских стран в поташе играло Русское государство. В конце XIX в. известный химик-технолог, профессор Я. Никитинский писал об этом так: «Общеизвестно, что Россия — страна поташа. Она прежде снабжала в широких размерах Западную Европу, она и теперь отправляет значительное количество этого продукта своих лесов и полей за границу». В России производство поташа возникло, очевидно, в конце XV в. Огромные лесные массивы, к которым веками не прикасалась рука человека, позволили развить это кустарное по своим техническим приемам химическое производство. Поташ получался дешевым из-за чрезвычайной дешевизны рабочих рук вольнонаемных работников и приписных (крепостных) крестьян, а также благодаря имевшейся возможности доставлять его водным путем отечественным потребителям и к морским портам (в Архангельск и т. д.) для экспорта за границу. Поташ получали выщелачиванием древесной или травяной золы, выпариванием щелока и последующим прокаливанием остатка в горшках. Отсюда и берет начало его название. Слово «поташ», как считают многие исследователи, произошло от древних немецких слов рott — горшок и аsch — зола. С другой стороны, по-голландски слово «поташ» означает «горшечная зола», т. к. когда-то его транспортировали и сохраняли в горшках. В русской литературе поташ иногда называли «кессель-аш», что значит «котельная зола». Следует заметить, что еще до того, как из золы научились получать поташ, в XIV в. и первой половине XV в. наравне с мехами Великий Новгород экспортировал за границу золу. Покупателями ее были голландцы и фламандцы. С развитием собственного мыловаренного и стекольного производства и на Руси появилось много заказов от торговцев на поставки поташа. Причем в первый период работы стекольных заводов применяли даже не поташ, а прокаленную золу растений, содержащую совсем незначительный процент углекислого калия. Обычно тогда применяли хвойную золу, полученную сжиганием сосновых и еловых ветвей и так называемую «белую золу» из лиственных пород, таких как илим, вяз, ива, орешник. Для удешевления производства часто использовали даже остаток, полученный после выщелачивания золы, — «подзол». В середине XVII в. самое крупное производство поташа работало в нижегородских вотчинах боярина Бориса Морозова. Изготавливаемый на его промыслах поташ считался самым лучшим по качеству. Царь Алексей Михайлович даже освободил его товар от уплаты пошлины за провоз до Архангельска, поэтому боярин Морозов имел хорошую прибыль — до 3 тыс. рублей в год, с которых он не уплачивал в казну никаких пошлин. (В 1651 г. он продавал свой поташ в Архангельске немцам и голландцам по цене 50 копеек за пуд.) В целях развития производства Морозов стремился обучать поташному делу даже крестьянских детей. Однако крестьяне использовали всевозможные средства лишь бы избавиться от этой «каторжной» работы — вплоть до побегов. Кроме промыслов Морозова, своим поташом славились будные* майданы братьев Ртищевых, которые экспортировали до 200 т поташа в год, Данилы Строгонова, который поставлял от 150 т и больше, и др. Ежегодный экспорт поташа во второй половине XVII в. составлял около 2,5–3 тыс. т. Производство «заповедного» товара при Петре I и Екатерине II С 1667 г. поташ и даже смольчуг — самый худший сорт поташа стали «заповедными» товарами, торговать которыми могло только государство. Монополия эта существовала и в последующие годы, т. к. торговля поташом давала казне огромные доходы. Однако время от времени вводились периоды свободной торговли этим продуктом. Производство поташа стало пользоваться особенным вниманием при Петре I, который интересовался этим продуктом не только как товаром для экспорта, но и как сырьем для стекольного и мыловаренного производства. При Петре I значительно увеличилось потребление золы и поташа стекольными предприятиями, т. к. он специальным указом повелел «зеркальные стекольные заводы завести [ѕ] и на тех заводах делать зеркальные стекла и хрустальную посуду, для того мастеров иноземцев и русских людей, и к тем заводам инструмент и материалы к тому делу годные [ѕ] отправить[ѕ]». Развивая поташное и смольчужное производство, Петр I заботился и о «бережении лесов». Видя хищническое истребление лесов, нужных в то время для кораблестроения и строительства городов, он в 1718 г. приказал поташ и шадрик (прокаленную золу) считать товарами, принадлежащими государству, и регламентировал масштабы их производства. Петру I принадлежит и идея утилизации отходов других производств, например, кораблестроения, для получения поташа. Так, в конце проекта об организации Российской академии наук (1723 г.) он приписал: «Надобно из Голландии вывезть мастеров, которые бы из старых бочек умели делать поташ». А незадолго до своей смерти он издал указ, в котором вводились определенные наказания за недозволенную рубку леса. Потреблял поташ и завод разноцветных стекол, организованный известным русским химиком М. В. Ломоносовым в 1752 г. Именно поэтому ученый живо интересовался производством качественного и дешевого поташа. Известно, что им был сделан примерный расчет выхода поташа из разных пород деревьев в связи с опубликованными Д. М. Ладыгиным материалами об этом производстве по венгерскому методу. Кроме стекольного и мыловаренного производства, поташ широко применялся в России для выделки кож и при изготовлении сукна для окраски, а также для беления тканей. Ко времени вступления на престол Екатерины II (1762 г.) в России уже имелось 25 поташных заводов. В первый же год ее царствования был издан указ, запрещающий вольную торговлю этим продуктом: «Поташ и смольчуг [ѕ] для бережения лесов, кроме позволенного из Малороссии отпуску, в вольную торговлю не отдавать». При Екатерине II поташными промыслами ведала специальная Поташная контора, которая должна была оберегать леса от самовольной их вырубки. К концу царствования Екатерины II число поташных заводов в России значительно увеличилось (до 36), соответственно вырос и экспорт этого продукта. * * * Важную роль в стремительном развитии поташного производства сыграло совершенствование техники его производства, но об этом читайте в следующем номере. Е. А. Зайцева, кандидат химических наук

 Важно:
  ДЛЯ ОБМЕНА КНОПКАМИ - возьмите наш код, поставьте его на Ваш сайт и добавьте Ваш ресурс ЗДЕСЬ

Код кнопки:


Главная | Рубрикатор | Размещение рекламы | Рекламные агентства | Обзор выставок
Строчная реклама | Рынок металлов | Статьи и анонсы | Адреса фирм из статей
Содержание справочника ЛКМ | Анкета для посетителей | Доска объявлений | Страница ссылок