Еженедельник "Снабженец"
http://www.snab.ru

Полная версия этой статьи в формате PDF:
СКАЧАТЬ

Проблемы отказа от ламп накаливания В июне 2009 г. Дмитрий Медведев в ходе визита в Нидерланды посетил штаб-квартиру компании Philips, где ему подробно рассказали о достоинствах энергосберегающих компакт­ных люминесцентных ламп (КЛЛ) и о том, какие выгоды сулит российской экономике их повсеместное внедрение. В результате было принято решение в кратчайшие сроки отказаться от производства ламп накаливания и перейти на энергосберегающие лампы. В Министерстве промышленности и торговли занялись разработкой программы энергосбережения и повышения энергоэффективности в системах внутреннего и наружного освещения «Новый свет», а Госдума как раз накануне президентского послания Федеральному Собранию приняла в третьем чтении закон «Об энергосбережении и о повышении энергетической эффективности». Со­гласно принятым документам, с 1 ян­варя 2011 г. предлагается ввести запрет на производство, импорт и продажу ламп накаливания мощностью 100 Вт, с 2013 г. — ламп на 75 Вт и более, а с 2014 г. — 25 Вт и более. Необходимость спешного отказа от ламп накаливания представители власти обосновывают тем, что в России около 18% энергии расходуется на освещение, и если большая часть промышленных и муниципальных потребителей света уже перешла на экономящие энергию газоразрядные лампы, то в быту свыше 80% населения продолжает пользоваться лампами накаливания. Вза­мен выбывающих из оборота ламп накаливания правительство собирается запустить шесть заводов по производству КЛЛ. Перво­на­чаль­ные инвестиции в проект оцениваются на уровне 15 млрд руб. Казалось бы, для российской светотехнической индустрии наступил праздник, однако на состоявшемся в рамках выставки «Интерсвет ’2009» круглом столе «Проблемы отмены ламп накаливания и внедрения энергоэффективных ламп» радоваться никто не спешил. Экология и экономия Для не знакомых с историей воп­роса следует пояснить, что компакт­ная люминесцентная лампа — это газоразрядный источник света. В отличие от ламп накаливания свечение здесь достигается не за счет нагрева нити из тугоплавкого металла, а за счет воздействия электрического разряда на пары ртути, которые генерируют ультрафиолетовое излучение. Нанесенный на внутреннюю поверхность колбы люминофор преобразует ультрафиолет в видимый свет. Этот процесс требует значительно меньших затрат энергии, поэтому при использовании КЛЛ расход электричества удается снизить примерно на 80% по сравнению с лампами на­каливания. Другим важным достоинством КЛЛ является их долговечность — при использовании качественного электронного пускорегулирующего аппарата (ЭПРА) такая лампа, по заявлениям специалистов, может прослужить в 5–8 раз дольше обычной. Массовый отказ от применения ламп накаливания начался с Авст­ра­лии. В начале 2007 г. местное правительство объявило, что к 2010 г. намерено полностью отказаться от использования устаревших источников света. В основе принятого ре­шения лежало стремление к эконо­мии электроэнергии и возможность существенно сократить выбросы парниковых газов в атмосферу за счет меньшего сжигания топлива на электростанциях. Малкольм Терн­булл, занимавший в австралийском правительстве пост министра по вопросам окружающей среды и водным ресурсам, заявил, что если бы весь мир последовал примеру зеленого континента, то количество сэкономленного электричества в 5 раз превысило бы годовые энергозатраты его страны. Мир поспешил откликнуться на экологическую инициативу Австра­лии. В марте 2007 г. главы стран, входящих в Евросоюз, приняли принципиальное решение о переходе с традиционных ламп на энергосберегающие. С 1 сен­тября 2009 г. в Европе была запрещена продажа лампочек мощностью 100 Вт, в 2010 г. такая же участь постигнет 75-ваттные лампы, в 2011 г. настанет очередь ламп в 60 Вт, а к сентябрю 2012 г. будут запрещены даже самые слабые 40- и 25-ваттные лампы. Учитывая срок годности ламп накаливания максимум в 2–3 года, к 2015 г. ЕС планирует полностью избавиться от них во всех сферах жизни. Однако вместе с КЛЛ в Европе собираются выпускать галогенные лампы накаливания и вести активные разработки сверхярких светодиодов. В конце декабря 2007 г. Джордж Буш, тогдашний президент страны, упорно не желающей присоединяться к Киотскому протоколу, регулирующему выбросы парниковых га­зов, также подписал закон о замене традиционных ламп накаливания энергосберегающими. Документ предусматривает сокращение потребления электроэнергии лампами на 30% в течение 7 лет. При этом предполагается, что лампы мощностью 100 Вт выйдут из употребления к 2012 г., 75-ваттные — к 2013 г., а 60- и 40-ваттные перестанут освещать американские домовладения в 2014 г. По словам главного редактора журнала «Светотехника» Ю. Б. Айзенберга, в настоящий момент в США уже работают порядка 2,5 млрд шт. КЛЛ, а в Европе — около 1,5 млрд шт. Последние инициативы Прези­дента Медведева ставят Россию в деле борьбы за энергоэффективность вровень с ведущими экономическими державами — но, увы, в неравные условия. Российская специфика Прежде всего, следует сказать, что в отличие от развитых стран у нас к моменту отказа от ламп накаливания практически отсутствует собственное производство компактных люминесцентных ламп. Подавляю­щая часть источников, которые мы видим в магазинах, привезена из Китая. По оценкам Минпромторга, в 2008 г. в Россию было ввезено 62,8 млн шт. КЛЛ, что составляет 6% рынка источников света общего назначения, а производство ламп накаливания составило 723 млн шт., или 67% рынка (см. рис. 1). Для того чтобы заменить такое количество энергозатратных ламп современными источниками света, предстоит проделать огромную работу. На начальном этапе внедрения КЛЛ потребность российского рынка оценивается Минпромторгом в 90– 95 млн шт/год. Общая мощность шести планируемых заводов по выпуску этих источников должна составить 76 млн шт., остальное бу­дет покрыто за счет импорта. Сейчас сборкой КЛЛ бытового назначения в России занимаются германская компания Osram на базе Смоленского электролампового за­вода и Саранский завод точных приборов. В ближайшее время к сборке КЛЛ собираются приступить на Томском электроламповом заводе. Вся продукция, производимая в Смоленске и Саранске, собирается из китайских комплектующих, а ее объемы исчисляются пока сотнями тысяч. Делались попытки запустить сборку КЛЛ и на других предприятиях, но они не выдержали конкуренции с китайской продукцией. Чтобы успешнее противостоять китайским лампам внутри России, представители этих двух заводов, выступавшие на круглом столе, единогласно потребовали снизить ввозные пошлины на китайские комплектующие! В остальном их взгляды на перспективы выпуска КЛЛ в России сильно разнились. Представитель Osram А. Фишман полагает, что в России вполне возможно наладить выпуск стеклянных колб и пластмассовых цоколей для КЛЛ. Произ­водить же электронику для пускорегулирующих аппаратов в стране, где практически отсутствует электрон­ная промышленность, г-н Фишман считает нецелесообразным. Директор Саранского завода точных приборов М. П. Коротин убежден, что перенос в Россию выпуска даже части комплектующих в 2– 3 раза поднимет цены на КЛЛ российской сборки. Сейчас, по его словам, себестоимость российской лам­пы составляет 60–100 руб. в зависимости от мощности, тогда как цена на китайские изделия с учетом доставки, таможенных сборов и торговой наценки колеблется в пределах 120–200 руб. Дальнейшее удорожание сделает российскую продукцию полностью неконкурентоспособной. Не вполне понятно, где и каким образом будет организовано производство комплектующих — в программе «Новый свет» упоминается лишь о создании шести заводов по выпуску ламп. Между тем в современных условиях производить все от цоколя до люминофора на одном предприятии невозможно. В том же Китае несколько крупных предприятий занимаются изготовлением колб, другие выпускают цоколи, третьи — электронные компоненты. Задача лампочников — подобрать продукцию нужной им цены и качества и осуществить сборку. Если российские предприятия будут ограничиваться только сборкой, нет смысла вести разговоры о производстве КЛЛ как о возмож­ности уйти от сырьевого характера отечественной экономики и придать ей ин­новационную направленность. Вклад российской светотехники в производство ламп накаливания составляет 70%, при сборке КЛЛ он не превысит и 20%. А стоит ли игра свеч? После обращения Президента к Федеральному Собранию, в котором энерогоэффективность была объявлена одним из пяти стратегических на­правлений технологической модерни­зации страны, посыпался шквал оптимистических комментариев. Ди­ректор Центра по эффективному ис­пользованию энергии И. Башмаков заявил, что если вместо ламп накаливания поставить энергосберегающие, удалось бы сэкономить 11 млрд кВт?ч. Ведомство г-жи Набиуллиной называло цифру экономии в 100 млрд руб., или более 3 млрд долл. По оценкам, высказанным на страницах журнала «Эксперт», использование энерго­сберегающих ламп приведет к экономии 7% энергии от существующего потребления. Вместе с тем, согласно оценкам европейских экспертов, в ре­зультате перехода на энергосберегающие лампочки потребление электричества в странах Европы снизится лишь на 3–4%. Многих представителей светотехнической отрасли смущает такой разнобой в оценках выигрыша от внедрения КЛЛ, а также поспешность и непродуманность предлагаемых решений. Кроме того, уже сейчас ясно, что затраты на создание в России практически с нуля предприятий по выпуску этих источников могут значительно превысить намеченные инвестиции в 15 млрд руб. Во-первых, наряду с производством, нам предстоит создать систему утилизации отслуживших свой век КЛЛ. Ведь даже самые совершенные из них содержат ртуть, в лампах компании Osram ее доля составляет от 8 до 4,5 мг. Конечно, ничего страшного не случится, если выбросить вместе с бытовым мусором одну лампу, но если счет пойдет на миллионы, возникает вполне реальная угроза ртутного заражения. В принятом Думой законе об энергосбережении уже с 1 января 2011 г. в России должна быть создана система сбора и переработки КЛЛ. Финансирование этого проекта планируется возложить на регионы. Вопрос о том, где регионы в условиях кризиса возьмут деньги на эту систему, в головах у наших думцев почему-то не возникал. Во-вторых, предприятия, готовые взяться за производство компактных люминесцентных ламп, наряду с прямыми инвестициями, требуют себе дополнительных преференций. Это и уже упоминавшаяся отмена таможенных пошлин, и льготные кредиты и налогообложение плюс 50-процентный госзаказ на готовую продукцию. Последний пункт доказывает, что производители не уверены в лояльности покупателей к новому виду ламп. Ведь наряду с энергоэффективностью, КЛЛ обладают и рядом существенных недостатков в глазах потребителей. Прежде всего, это их стоимость, в 5–10 раз превышающая стоимость обычной лампы накаливания. Пяти­кратная долговечность КЛЛ в сравнении с лампочками накаливания тоже часто оказывается мифом. Срок службы компактной лампы зависит от нескольких факторов. Самое главное — это количество циклов включения-выключения. В отличие от ламп накаливания, которые чем меньше горят, тем дольше служат, КЛЛ, наоборот, служат дольше, чем меньше их включаешь и выключаешь. Потребители, привык­шие к использованию обычных ламп, часто не понимают, что КЛЛ лучше включать и выключать один раз в сутки. Существенное влияние на продол­жительность работы компактных люминесцентных ламп оказывают скачки напряжения в сети и, наконец, качество электронных компонентов пускорегулирующего аппарата. Обычно зарубежные производители указывают на упаковке срок службы своих ламп, который состав­ляет от 3000 до 12 000 ч. Следует заметить, что существующие в России сертификационные центры дают лишь сертификат на безопасность поставляемой продукции и пока не в силах адекватно оценить качество импортируемых изделий и их компонентов. Другой важный недостаток КЛЛ — это 15–30-процентное снижение светового потока в конце срока службы. Кроме того, U-образные и спиралевидные колбы таких источников плохо сочетаются с существующими бытовыми светильниками. В большинстве дизайнерских люстр и бра, представленных на стендах выставки «Интерсвет», использовались лампы накаливания! Надо заметить, что в странах Евросоюза, которые в отличие от нас несколько лет готовились к отказу от ламп накаливания, исследовали рыночную конъюнктуру, проводили рекламные акции в поддержку новых ламп, лояльность покупателей по-прежнему остается проблемой. На Рождество 2008 г. каждый житель Великобритании получил в подарок три КЛЛ. Этот аттракцион невиданной щедрости случился не потому, что кто-то рассчитывал значительно снизить расход электричества, а потому что простые европейцы не спешат отказываться от ламп накаливания и покупать новые дорогущие лампы. Кроме того, многие считают излишним обременением необходимость сдавать их в пункты утилизации по истечении срока службы. Так, например, в законопослушной Германии удается собрать не более 20% выбывших из строя КЛЛ! Конечно, подобное отношение можно было бы приписать косности потребителей. Но как раз люди, наиболее осведомленные в сфере технических новинок, активно протестуют против КЛЛ, не видя смысла в их приобретении, если уже через 5– 7 лет светотехники смогут предложить им еще более энергоэкономные и долговечные светодиоды. Очевидно, потребители не до­вольны попыткой ввести новые лампы в приказном порядке. Во второй половине прошлого века никого не надо было убеждать в необходимости использовать кассетные магнитофоны вместо проигрывателей с пластинками. Несколько лет назад без каких-либо запретов удалось совершить плавный переход с видеокассет на DVD. Почему же сейчас человек не вправе самостоятельно решать, какой источник света ему лучше использовать — лампу накаливания, КЛЛ или светодиод? Марина Народовая, фото автора