Еженедельник "Снабженец"
http://www.snab.ru

Полная версия этой статьи в формате PDF:
СКАЧАТЬ

В Капитолии строй многочисленных картин с изображением великих американцев прерывает мраморный памятник изобретателю Роберту Фултону с пароходиком в руках. В 1797 г. он обратился к правительству Французской Республики с предложением: «Имея в виду огромную важность уменьшения мощи британского флота, я думал над постройкой механического «Наутилуса» — машины, подающей мне много надежд на возможность уничтожения их флота...». Однако в истории Фултон известен как создатель первого в мире парохода. Потребность — повивальная бабка изобретений Роберт Фултон был на 11 лет старше государства Соединенных Штатов. Родился он 14 ноября 1765 г., а детские годы провел на отцовской ферме недалеко от пенсильванского поселка Литл-Бритен (ныне г.?Фултон). С мо­лодых лет Фултон проявлял разносторонние способности — рисовал, любил мате­матику, умело пользовался слесарным инструмен­том. В возрасте 12 лет он заинтересовался паровыми двигателями и два года спустя успешно испытал лодку с колесным движителем. Американец шотландско-ирландского проис­хож­де­ния, Фултон начал самостоятельную жизнь батраком в местечке Коновинго-Крик, не­далеко от Филадельфии. В??20 лет он работает подмастерьем ювелира, специа­лизируясь на миниатюрной портретной живописи на слоновой кости для медальонов и колец. После­революционная Аме­рика ценила творческих людей, профессия ри­совальщика неплохо оплачивалась. В 1786 г. молодому художнику посоветовали учиться в Европе. Средства на поездку в Лондон дали несколько торговцев-меценатов. Казалось бы, все было определено на годы вперед. Однако, обучаясь живописи, Фултон сошелся с группой инженеров, которые решали важную для Англии проблему — проектировали строительство кана­лов. Заинте­ре­со­вав­шись этим делом, Фултон при­нял участие в сооруже­нии шлюзов и водо­про­водов. Разработал конструкции машин для распи­ловки мрамора, прядения льна, скручивания веревок и др. Вскоре Фултон патентует свое первое изоб­ретение — способ поднятия судов с одного уровня на другой без использования шлюзов. Он применяет для этого наклонный судоподъемник. По склону от верхнего канала к нижнему прокладываются два параллельных рельсовых пути. Днища судов осна­щаются бортовыми колесами, с тем, чтобы они мог­ли двигаться по рельсам. Одновременно поднима­ю­щиеся и опускающиеся суда должны были уравно­вешивать друг друга. Опыты с самодвижущимися судами относятся к 1793?г., когда Фултон, исследуя различные типы гребного колеса, пришел к мысли, что оптимальным будет вариант с тремя или шестью лопастями. В?1794?г., побывав в Манчестере, он убедился, что наилучшим двигателем для самодвижущегося корабля может быть только паровая машина Уатта двойного действия. Почувствовав вкус к изобретательству, Фултон через некоторое время получает патент на модель акведука, части которого отливались прямо в песке на месте стройки, а затем монтировались. С одним детищем Фултона — первым в мире экс­каватором для рытья каналов — случился казус. Изоб­ретатель немного ошибся в расчетах, и в итоге первый сконструированный экземпляр рассыпался на части. Зато улучшенные варианты работали вполне удов­летворительно. Его увлечение инженерной наукой завершилось написанием книги о совершенствовании систем проектирования каналов. По его проектам построили несколько мостов на Британских островах, но каналы прорыты не были. Фултон решил, что в Англии у него нет буду­щего, и в 1797 г. переехал во Францию, надеясь получить здесь патенты на свои изобретения. Про­никнувшись рево­люционным духом, он переходит от идей созидания к идеям разрушения и проводит опыты с торпедами. Это детище изобретателя пред­ставляло собой бомбу замедленного действия, прикрепляемую к вражескому кораблю с помощью гарпуна. Его выстреливала пушка с маленького быстроходного катера. Подводный корабль Идею подводной лодки Фултон предложил для использования в войне Франции с Англией. Субмарина была вооружена пороховой миной с контактным взрывателем, которая буксировалась за ним на длинном тросе. Морякам требовалось подплыть под днище вра­жеского корабля и вонзить в него специальный гарпун с отверстием для линя, одним концом при­крепленный к лодке, а другим — к мине. Загнав гарпун в корпус вражеского корабля, подводная лодка продолжала двигаться дальше. По мере ее удаления мина подтя­гивалась под днище цели и в момент соприкосновения с ним взрывалась. Французское правительство отклонило проект как зверский и постыдный опыт борьбы. В 1800 г. Фултон все же построил «Наутилус» за собственный счет и провел испытания на Сене. После этого он получил от правительства санкцию на испытание в бою, но ветер и течение позволили двум британским судам уклониться от медленного «Наутилуса». Любопытно, что 20 лет спустя американец-контра­бандист Джонсон вызвался освободить Наполеона I с острова св. Елены в подводной лодке своей системы. Деньги на постройку собрали, но смерть императора разрушила это предприятие. А самую маленькую шпион­скую подлодку MSC (моторизованное подводное каноэ) с кодовым названием «Спящая красавица», дли­ной 3,85?м, построила британская специальная оператив­ная группа во время Второй мировой войны для транс­портировки шпионов и саботажников на вражескую территорию. В том же 1800 г. по просьбе посла США Роберта Ли­вингстона Фултон начал эксперименты с паровыми двигателями. Спустя 3 года паровое судно длиной 20 м и шириной 2,4 м было испытано на реке Сене, достигнув скорости 3 узла против течения. Однако в финансовой помощи изобретателю было отказано. Чтобы добыть необходимые средства, он выгодно продает собственную пророческую картину «Пожар Москвы», а на вырученные деньги продолжает «кровожадные» эксперименты. Проект субмарины Фултон предложил Директории еще в 1797 г., но согласие на постройку получил только в 1800 г. Фултону выдают денежный аванс на постройку «Наутилуса» на верфи Перье в Руане с условием участия изобретателя в военных действиях на правах наемника. За уничтожение каждого 10-го или 30-го пушечного военного корабля он должен был получать соот­ветственно 60 и 400 тыс. франков. Назначается комиссия, в которую входили математик и общественный деятель Гаспар Монж и маркиз Пьер Си­мон де Лаплас, великий астроном, математик и физик. Расчеты времени нахождения экипажа под водой выполнял химик Антуан Лавуазье. При расчетах он рассматривал только расходование кислорода при дыхании, а влияние повышенной концентрации угле­кислого газа во внимание не принял. Поэтому экипаж мог находиться под водой намного меньше 10–12 ч, пред­сказанных Лавуазье. Эллипсовидной формы корпус «Наутилуса» был выполнен из дерева. Длина его составляла 6,5 м, шири­на???— 2,2 м. Лодка имела все черты совре­менных подводных аппаратов и глубину погружения около 30 м. В нижней части находился чугунный киль, служивший балластной цистерной, заполня­емой и осушаемой двумя насосами. В носовой части располагались небольшая боевая рубка с входным люком и помещение для матросов. Экипаж состоял из трех человек и мог находиться под водой 2–3 ч. Движение со ско­ростью 1,5 узла в подводном положении осу­ществлялось с помощью четырехлопастного гребно­го винта. Во вращение он приводился членами экипажа посредством ременной передачи. Этот винт был радикальным нововведением: Фултон впервые применил механизм с раздельными лопастями и называл его «стремительным». Погружение и всплытие осуществлялись запол­нением и осушением балластной цистерны. Маневри­рование по курсу производилось вертикальным рулем, по глубине — горизонтальными. Последние, установ­ленные по бокам корпуса, стали главной инженерной находкой Фултона. С???их помощью можно было удержи­вать лодку на заданной глубине, держать курс под водой и обеспечивать необ­ходимый режим всплытия и погружения. «Наутилус» был вооружен миной, представ­лявшей собой два медных бочонка с порохом, соеди­ненных эластичной перемычкой. Однако изобре­татель отказался от боевого применения субмарины, из-за того, что французский морской министр не удовлетворил его требование присвоить членам экипажа подлодки воинские звания. Без этого англичане в случае захвата в плен повесили бы их как пиратов. Маленькой военной хитростью был внешний вид лодки. В надводном положении субмарина двигалась под парусом со скоростью 3–4 узла. Мачта крепилась на шарнире. Перед погружением ее быстро снимали и укладывали в специальный желоб на корпусе. После подъема мачты парус развертывался, и корабль стано­вился похож на раковину моллюска наутилуса. Отсюда и появилось название, которое дал аппарату Фултон, а спустя 70 лет заимствовал Жюль Верн для фантас­тического корабля капитана Немо. Довольно опасные испытания своей подводной лодки Фултон провел в море, у Гавра. «Наутилус» погружался под воду, и гидронавты проводили в нем несколько часов. Дышали они через примитивную дыхательную трубку, прикрепленную к поплавку. Во время одного испытания у Гавра три гидронавта оставались на глубине в течение 6 ч. Спустя некоторое время Фултон перестроил лодку в Бресте. Теперь она была сделана из листовой меди. 3 июля 1801 г. он испытал ее с экипажем из трех человек. Благодаря применению сжатого воздуха время пребывания под водой возросло до 4,5 ч. Венцом этих испытаний было опробование боевых свойств субмарины на Брестском рейде. В качестве мишени использовался старый 40-фу­товый шлюп, предоставленный в распоряжение Фултона брестским морским префектом и адмиралом Вилларе Жуаезом, официальным наблюдателем. «Наутилус» пришел на рейд под парусом. Убрав мачту, лодка погрузилась в 200 м от шлюпа. «Подводная бомба» содержала 12 кг пороха и тащилась за подлодкой на длинном тросе. А через несколько минут прогремел взрыв, и на месте шлюпа взметнулся столб воды и обломков. Но несмотря на все затраты, которые понесло правительство Франции при постройке и испытаниях «Наутилуса», он так и не был использован. Роберт Фултон и первые пароходы Раньше других оценил возможности парохода судья Роберт Ливингстон. В 1798 г. он добился права на установление регулярного пароходного сообщения по реке Гудзон. Несколько лет Ливингстон пытался построить паровое судно, привлекая различных механиков. Было сделано несколько паровых кораблей, но все они развивали скорость не более 5 км/ч. В 1801 г. Ливингстон был назначен послом США во Франции. Здесь он встретился со своим соотечественником инженером Робертом Фултоном. При поддержке Ли­вингстона весной 1803 г. Фултон приступил в Париже к строительству парохода длиной 23 м и шириной 2,5 м. Тем же летом, в августе, на реке Сене пароход прошел пробное испытание. В течение 1,5 ч он двигался со скоростью 5?км/ч и показал хорошую маневренность. Сначала Фултон предложил свой пароход Наполеону. Но тот изобретением не заинтересовался. «Корабли без парусов — это нелепость, — заявил Наполеон. — Место пара на кухне, в кастрюле под крышкой». После заключения академика Фран­цузской академии наук Латобре о бес­пер­с­пективности паровой навигации в мае 1804 г. Фултон приезжает в Англию и заказывает паровой двигатель (диаметр цилиндра 600 мм, ход поршня 1200 мм, мощность 24 л. с.). Здесь он пытается увлечь английское прави­тельство проектом своей субмарины и одновременно следит за изготовлением паровой машины фирмой «Болтон & Уатт». Первые удачные опыты со взрывом судов не столько воодушевили, сколько привели в замешательство Британское адмирал­тейство. По его инициативе Фултону была предложена пожизненная пенсия с условием — забыть про свое изобретение. Между тем Ливингстон настойчиво зовет изобретателя в Америку. Его шурин и конкурент Стивенс в 1806 г. начинает постройку парохода «Феникс», надеясь, что получит привилегию на маршрут Нью-Йорк?–?Олбани, срок которой у Ливингстона истекал в 1807 г. Надо было спешить со строительством своего парохода. В конце 1806?г. в Нью-Йорк прибывает заказанный двигатель, и Фултон немедленно строит пароход. Машинная часть судна состояла из котла в форме сундука длиной 6 м при высоте и ширине несколько более 2 м и вертикального парового цилиндра. Весной 1807 г. первый пароход, получивший имя «Клермонт» (водоизмещение ?100 т, длина 40 м, ширина 5 м, высота 2,5 м), был спущен на воду. В августе 1807 г. двигатель был установлен на судно и испытан в работе, во время рейса Нью-Йорк – Олбани. Расстояние до Олбани составляло 150 миль (241 км), рейс длился 32 ч, возвращение по течению реки заняло 30 ч. Пароход имел бортовой колесный привод, паруса не использовались на всем пути. Это был первый безостановочный транспортный рейс длительностью более суток, выполненный паровым судном. На радостях Роберт Фултон устраивает и свою личную жизнь — женится на племяннице своего партнера Гарриет Ливингстон. В дальнейшем Фултон построил несколько колесных пароходов, в т. ч. первое в мире военное паровое судно «Демологос», применявшееся в войне против англичан. К его удивлению, изобретение вызвало многочисленные насмешки и издевательства, а «Клермонт» получил прозвище «придурь Фултона». «Клермонт» эксплуатировался в течение нескольких лет, но сразу столкнулся с крайне враждебным отношением владельцев парусных и гребных судов на Гудзоне, увидевших в пароходе грозного конкурента. Они то и дело подстраивали столкновения пароходов с шаландами и баркасами или устраивали на их пути заторы. В 1811 г. в США был принят специальный закон, грозивший строгим наказанием за сознательный вред, нанесенный пароходам. Фултон запатентовал свой пароход 11 февраля 1809 г. и в последующие годы построил несколько паровых судов. Пароход Фултона ничем особенным не отличался от своих более ранних предшественников, однако именно ему суждено было открыть новую эру в истории судоходства. Ведь только за первый год эксплуатации «Клермонт» дал выручку 16 тыс. долл., предъявив всему миру очевидное доказательство рентабельности парового флота. Хотя сам Фултон неоднократно подчеркивал, что идея парохода принадлежит не ему, именно он впервые удачно воплотил ее в жизнь и именно с его легкой руки пароходство начало бурно развиваться сначала в Америке, а потом и во всем мире. Имя Роберта Фултона стало известно и в России. Н. Чернышевский считал его одним из наиболее выдающихся изобретателей и дал высокую оценку его деятельности. А. Герцен называл Фултона «непризнанным гением», стремившимся обогатить человечество. 17 июня 1812 г. император Александр I издал Манифест «О привилегиях на разные изобретения и открытия в художествах и ремеслах», ставший первым в России законом, охраняющим права изобретателей. И уже 7 октября 1812 г. амери­канский посланник в Петербурге Джон Адамс обратился к государственному канцлеру графу Н. Румянцеву с предложением запатентовать в России изобретение Фултона. Копия письма Адамса была передана на заключение инженер-генерал-лейтенанту Августину Бетанкуру. Ока­завшись в роли первого патентного поверенного России, Бетанкур признал важность и пользу изобретения Фултона. Не возражая в принципе против выдачи привилегии, он заметил, что срок, на который Фултон просит ее (20?лет), слишком продолжителен. Бетанкур предлагал выдать привилегию на 15 лет с условием, что если в течение 3 лет с момента ее получения Фултон не построит в России ни одного парохода, то он будет лишен монопольного права на изобретение*. 10 декабря 1813 г. Александр I утвердил указ о выдаче Фултону привилегии «на устроение изобретенного им особого рода судна, приводимого в движение парами, и на употребление оного в действо не токмо для сообщения между Петербургом и Кронштадтом, но и на других российских реках в течение 15 лет. Если Фултон или его поверенные в течение первых 3 лет не внедрят изобретение в России, то привилегия будет аннулирована». Роберт Фултон стал обладателем эксклюзивного права на постройку пароходов в России, но не смог воспользоваться договором, т. к. не выполнил его основного условия — в течение 3 лет не ввел в эксплуатацию ни одного судна. Многое из своих капиталов он потратил в тяжбах по поводу нарушения его патентных прав на пароходы и в попытках подавить конкурирующих строителей пароходов, которые нашли лазейки в предоставленной государством монополии. После дачи показаний при юридическом слушании в Трентоне в 1815 г. он простудился по пути к Нью-Йорку, где и умер. В 1965 г., в 200-летний юбилей со дня рождения Фултона, почтовое ведомство США выпустило юбилейную марку, а штат Пенсильвания приобрел и восстановил двухэтажный сельский дом, в котором родился изобретатель. *Сегодня обязательство патентообладателя по ис­пользованию объектов промышленной собственнос­ти регламентирует ст. 1362 ГК РФ. Алексей Ренкель, патентовед